Гюляр Ахмедова: "Севиндж говорила мне, что Эльсевяр и остальные приходят к ней домой и грозят орудием"

Английский посол обеспокоен насилием в отношении демонстрантов в Киеве

Госконтроль: пенсионная система нежизнеспособна

В пн Гос­контроль представил собственный обычный отчет по использованию муниципального имущества Эстонии. Тема была самой различной: начиная от сбалансированности госбюджета и заканчивая обложением налогами сланцевого масла, но особенное внимание было уделено дилеммам пенсионной системы нашей страны.

"Нежизнеспособная пенсионная система" в данном случае совсем не значит, что правительство вдруг в один прекрасный момент не сумеет выплачивать пенсии, не подразумевает никакой морализаторской оценки вроде «пенсии очень маленькие». Речь, быстрее, идет о таковой ситуации, когда актуальным становится вопросец, где брать средства на выплату пенсий: пенсионная касса в минусе и этот минус лишь возрастает, потому правительство вынуждено все почаще брать недостающие средства в остальных областях.

Очевидно, можно огласить, что Госконтроль разглядывает лишь бухгалтерский недостаток средств (может быть, даже лишне концентрирует на этом внимание) и создается воспоминание, что если б доп средства можно было получить из каких-либо остальных источников, то препядствия бы не было - какая разница, ведь все это муниципальные средства.

Тем более, экономичес­кая жизнеспособность имеет чрезвычайно принципиальное значение, так как в итоге предстоит ответить на вопросец - где тот уровень, который способны оплачивать обитатели Эстонии и с которым они также согласны.

Мощная перегрузка на пенсионную систему

«В наиблежайшие 40 лет пенсионная система сбалансирован­ности не достигнет», - утверждает заведующая отделом результатов аудита Госконтроля Лийзи Удер. Такая ситуация. Это значит, что в наиблежайшие годы недостаток будет возрастать, но в отдаленном будущем стабилизируется благодаря II пенсионной ступени. Так, к примеру, ежели на данный момент недостаток пенсионного страхования составляет 370 миллионов евро в год, то через четыре года минус в бюджете достигнет уже 474 миллионов.

Так как средств на содержание пенсионной системы не хватает, правительство «находит» недостающие средства в остальных областях. Правда, нельзя огласить, что эти средства изымаются за счет зарплат учителей, полицейских, докторов либо строительства дорог и школ. Но, в принципе, конкретно таковым образом эти средства и «находятся».

По сути это и есть то, о чем говорит госконтролер Алар Карис: «В длительной перспективе как государству, так и местным само­управлениям управляться будет все труднее».

Самая основная причина, которую именуют почаще всего - это, очевидно, сокращение численности населения и изменение соотношения числа работающих людей и пожилых людей: первых становится меньше, а количество крайних растет. При всем этом ни 1-го экстренного и веского варианта решения препядствия нет.

Увеличение пенсионного возраста хотя и поможет, но будет нужно какое-то время. Не считая того, опыт крайних лет показал, что крупная неувязка возникнет и в другом плане.

А конкретно: Госконтроль направил внимание на то событие, что одно дело - официальный пенсионный возраст, а другое - когда люди уходят на пенсию в реальности, другими словами начинают получать пенсию. Статистика указывает, что средний возраст выхода на пенсию составляет 59 лет и в течение пары лет он в особенности не изменялся. Ежели учесть к тому же пенсии по потере кормильца, и пенсии по нетрудоспособности, то средний возраст выхода на пенсию составляет 52 года, и он тоже не изменялся.

Это означает, что в Эстонии становится больше парней и дам, которые приблизительно в 45-летнем возрасте начинают получать пенсию по нетрудоспособности. За десяток лет их число удвоилось и в этом году в первый раз достигнет уже 100 000 человек. Для пенсионной системы это значит расходы в размере 227,5 миллиона евро. Ежели существующую систему не поменять, то к 2020 году количество получающих пенсию по нетрудоспособности достигнет 175 000 человек, а расходы страны при всем этом - полмиллиарда евро в год.

Сегоднящая практика указывает, что ежели человек уходит на пенсию по нетрудоспособности, то он получает ее уже до конца собственной жизни, и непринципиально, что в реальности оценивать нетрудоспособность человека следовало бы через какое-то время поновой. К примеру, ежели человек начал получать такую пенсию в 45 лет (а конкретно в этом возрасте пенсия по нетрудоспособности назначается почаще всего), то выходит, что в среднем правительство выплачивает ему пенсию следующие 33 года.

Возрастающая статья расходов для страны

Вопросец пенсионного возраста пожилых людей по нетрудоспособности является самым проблемным местом, но есть и остальные причины. Так, к примеру, некие работающие люди принимают решение уйти на преждевременную пенсию по старости (закон разрешает уходить на пенсию на три года ранее, правда, размер пенсии при всем этом будет несколько меньше).

В итоге различные «спецпенсии» и «особые схемы» составляют приблизительно четверть расходов Пенсионной кассы. Вышеописанное является всего только «видом сверху», так огласить, обзором системы, позволяющим говорить о ее слабостях и ошибках. Но можно посмотреть на систему и снизу, что и дает сделать аналитик по вопросцам социальной политики и сотрудник центра политических исследований Praxis Андрес Вырк.

«Нельзя ложить прямую вину на пенсионную систему, - произнес он. - Пенсионная система просто воспринимает на себя тот удар, который вышел в итоге недоделанного в остальных сферах».

Вырк показывает на недофинансирование политики рынка труда и препядствия здоровья народонаселения. Проще говоря, мужчины в Эстонии очень много пьют, при этом прочно выпивают в протяжении пары 10-ов лет, позже утрачивают трудоспособность и начинают получать подобающую пенсию.

«Рано либо поздно все это обязано было отразиться и на расходах всего общества», - добавил Вырк. И одной из таковых сфер стала пенсионная система Эстонии, к которой люди присоединяются очень рано либо предпочитают получать пенсию по нетрудоспособности заместо того, чтоб работать.

В общем готового решения взять негде, потому правительство обязано как можно скорее сделать то, что оно в состоянии сделать. Но и тут есть некие препядствия. В апреле прошедшего года правительственный кабинет принял решение, а Министерство соц дел пообещало, что в течение года будет разработан новейший закон о страховании по нетрудоспособности. Само по себе это свидетельствует о том, что в правительстве и министерстве знают, что в сегодняшней пенсионной системе по нетрудоспособности есть препядствия.

Во-1-х, это возрастающая статья расходов для страны, а во-2-х, как произнес прежний министр соц дел Ханно Певкур, необходимо вернуть на рынок труда как можно больше нетрудоспособных людей. Но вот прошло уже полтора года, а обещанного закона так до этого времени не возникло.

Следует прекратить схожую практику

И на данный момент Министерство соц дел признает, что ситуация суровая, и новенькая система по нетрудоспособности, непременно, является одним из ценностей для сегодняшнего министра соц дел Таави Рыйваса.

На данный момент в министерстве рассматривается возможность отделения расходов пенсий по нетрудоспособности от пенсионной системы, но это бухгалтерское решение: числа хотя и будут записаны в иной строке, общественная картина от этого не поменяется.

Принципиальным конфигурацией могло бы стать курирование всей системы нетрудоспособности со стороны Кассы страхования от безработицы. Для тех людей, кто утратил трудоспособность вполне, ничего в особенности бы не поменялось (разве что признать полную утрату трудоспособности станет труднее) и в деньгах они ничего бы не утратили.

Под наиболее пристальным вниманием должны быть люди с частичной потерей трудоспособности. Чтоб они могли получать подобающую пенсию, нужно или работать, или обучаться, или зарегистрироваться в качестве безработного и активно участвовать в програмках Кассы страхования от безработицы.

Следует прекратить схожую практику, когда человек просто посиживает дома, так как у него болит спина, работу не отыскивает, попивает пивко и получает пособие по нетрудоспособности. Предусматриваются и остальные конфигурации: начиная с поддержки и пропаганды здорового стиля жизни и заканчивая улучшением рабочей среды.

1-ые определенные шаги ожидаются в 2015 и 2016 годах, но, как говорится, поживем - увидим, что и как сумеют сделать по сути.

Государству все сложнее сводить концы с концами

Отчет о использовании муниципального имущества, представленный в пн Гос­контролем, по собственной сущности является обзором муниципального развития Эстонии и заморочек экономики, который подготовил муниципальный контролер Алар Карис. Ежели попробовать обобщить этот отчет, то более необходимыми представляются последующие выводы.

1-ое. Управление муниципальным имуществом, финансовая деятельность страны и внедрение средств налогоплательщиков в общем осуществляются законно. Имеются отдельные недочеты и упущения, но в целом картина точная - эстонское правительство соблюдает законы.

Применительно к госбюджету неувязка скорей состоит в том, что, в неких вариантах он недостаточно отлично и понятно разъясняется.

2-ое. Эстонское правительство удачно преодолело экономический кризис. Финансовая система страны в полном порядке, большая часть характеристик изменяется в положительном направлении, но почти все люди на для себя этого не ощущают. Фуррор достиг страны, но никак не людей.

При всем этом нужно отметить, что схожее сопоставление несколько проблематично, Гос­контроль ассоциирует несколько несопоставимые вещи. К примеру, как баланс муниципального бюджета, так и покупательная способность людей чрезвычайно важны, но это совсем различные характеристики.

Потому сомнительна правомерность изготовленных на этом основании обобщений и противопоставлений меж государством и человеком.

Третье (и что, может быть, является более принципиальным). Эстонское правительство неприклонно движется в направлении общественного страны. Все наиболее значимый процент от размера муниципального бюджета уходит на социальные нужды, все наиболее значимый процент бюджета зафиксирован законодательством и т.н. вольных средств, за счет которых правительство могло бы инициировать новейшую деятельность и проекты либо же претворять в жизнь какие-то новейшие политические инициативы, остается меньше.

Вопросец жизнеспособности социальной системы, видимо, остается вообщем важным вопросцем, которым задается в собственном отчете Госконтроль. Сначала отчет Госконтроля посвящен дилеммам пенсионной системы и в особенности системе страхования по нетрудоспособности, которая становится для налогоплательщика Эстонии все наиболее дорогостоящей и с каждым годом все посильнее нагружает бюджет

страны.

Вместе с расходами, которые уготованы государству в дальнейшем, госконтролер на сей раз уделяет свое внимание на вопросец поступлений в бюджет. В качест­ве одной из заморочек отмечается, что роль налогоплательщика Эстонии в инвестициях - ежели исключить субсидии со стороны Евросоюза - остается только умеренным.

В первый раз Госконтроль дает и определенный новейший источник поступлений. А конкретно: Карис показывает на возможность установить наиболее высочайшее налогообложение на обогащение горючего сланца и создание водянистого горючего из сланца.

Сущность отчета можно свести к озабоченности госконтролера тем обстоятельством, что расходная сторона бюджета все возрастает, становится все наиболее твердой, но, отыскивать новейшие источники поступлений очень трудно. «В перспективе сводить концы с концами будет все труднее», - констатирует Карис.