Янукович все еще собирается в Вильнюс

Правительство Грузии потребовало вернуть флаг на резиденцию президента

Евровампиризм

С момента образования ЕС в 1992 году Евросоюз всегда расширялся. Количество государств, участвующих в ЕС, подросло с исходных 6 - Бельгии, Германии, Италии, Люксембурга, Нидерландов и Франции - до нынешних 28 из-за неизменной экспансии. При всем этом каждый раз старенькые участники ЕС получали определенные выгоды от расширения. Естественно, тяжело говорить о прямой корреляции, тем более есть тривиальный факт: расширение стимулировало ускорение роста в «центральных» государствах ЕС. Так, в 2004 году рост ВВП Германии составлял 1,7%, Франции - 1,3%, тогда как темпы роста экономики восьми государств Балтии и Центральной Европы, вступивших в 2004 году в ЕС, составили в этот год в среднем 5%. Опосля же присоединения к ЕС, к примеру, темпы роста Венгрии снизились: в 2006--2007 годах они составили 3,9% и 1,3% соответственно. В то же время, к примеру, рост ВВП Франции и Германии ускорился в 2006 году соответственно до 2,9% и 2%.

Похожие процессы происходили и в остальных новейших членах ЕС. На момент вступления в ЕС в 2007 году рост ВВП Болгарии составлял 6,2%. В 2008 году он продолжал расти, также на 6,2%, но вышло это, по словам профессионалов, по той причине, что страна активно распродавала национальные активы, а ВВП отражало это как доход. В 2009 году ВВП Болгарии снизился на 5,5%, а в 2010--2012 годах ни разу не превосходил в годовом исчислении 1%.

Падение ВВП происходило в том числе поэтому, что почти все новейшие страны ЕС в итоге кооперации открыли собственный рынок (а именно, сельское хозяйство) для Евросоюза и оказались не в состоянии конкурировать с европейскими странами. Промпроизводство сокращалось, так как новеньким членам нужно было вкладывать значимые средства, чтоб привести создание в согласовании с экологическими требованиями ЕС. А сельское хозяйство не могло удачно конкурировать на равных с ЕС, сначала, из-за больших дотаций в Германии, Франции и остальных «центральных» странах.

Хотя Евросоюз и поддерживал, к примеру, Латвию, выдавая латвийским крестьянам поддержку в €200 за гектар, но в Нидерландах и Финляндии она составляла наиболее €1000. При всем этом новейших членов ЕС обложил целым рядом доп пошлин и налогов. Опосля вступления в ЕС в той же Латвии, а именно, подорожала техника, так как по нормам ЕС она обязана быть экологичной, выросли налоги, усложнился процесс получения сертификатов и разрешений, подорожали минеральные удобрения из-за того, что они поставлялись в основном из России и Белоруссии, а Брюссель обкладывает их антидемпинговыми пошлинами. Напротив, Германия либо Франция получали от этого прямые выгоды. Они предоставляли кредиты, продавали продукты и технологии, импортировали дешевенькую рабочую силу.

На днях даже министр денег Польши Матеуш Шурек заявил, что достоинства от вступления в еврозону являются фикцией, потому Польша не собирается спешить с переходом на евро, докладывает Польское радио. «Преимущества еврозоны: подъем экономики на новейший уровень в связи с доступностью капитала и издержками на вербование капитала, также стабильность наружного финансирования, - все это оказалось фикцией», - объяснил он. Опосля скандала на Украине о желании пересмотреть условия планируемого к подписанию контракта о ассоциируемом членстве с ЕС заявил Азербайджан.

Как считает заместитель главенствующего редактора журнальчика «Эксперт», спец по мировой экономике Павел Быков, отказ Украины от подписания ассоциации с ЕС больно стукнет по европейской экономике.

«В ЕС ситуация чрезвычайно напряженная. Удалось притушить острые препядствия в Греции, Испании, Португалии, Италии, но совладать с базовыми причинами типа безработицы не удалось, не решены препядствия экономного недостатка, страны ЕС увеличивают долговые обязательства», - считает он.

Дело не только лишь в том, что Украина с 45 млн населения - очень емкий рынок. В случае подписания соглашения о ассоциации с ЕС Украиной, страна стала бы транзитным коридором для легализованной поставки продуктов в РФ, потому что с Россией у Украины - зона вольной торговли. За счет Украины ЕС сумело бы смягчить кризис, говорит эксперт.

«Отказ увеличивает возможность того, что подспудные трудности ЕС будут обостряться. Один из вариантов - это ухудшение ситуации во Франции: так как финансовая политика остается очень твердой, а Франция не провела в крайние 10 лет никаких экономических реформ, то она рискует повторить судьбу остальных средиземноморских стран», - считает Быков.

Он считает, что можно провести аналогию меж возможными последствиями сегодняшней ситуации для ЕС и фиаско российско-грузинского конфликта для США. Победа России стала одним из катализаторов обострения ситуации с госдолгом для Америки. «Когда началась война в Южной Осетии, то одной из ее целей было внесения раскола в российское управление. Тогда Дмитрий Медведев лишь пришел к власти, и ему давали не нести ответственности за решение прошлых правительств во имя сближения с Западом. На самом деле это означало бы резкие сокращение влияния на Северном Кавказе. Это создавало бы некоторое новое место для геополитической и экономической экспансии США. Может быть, кризис в Америке можно было бы отсрочить, если б возникла возможность расширения геополитического влияния», - комментирует эксперт.

Вообщем, независящий эксперт Дмитрий Евстафьев считает, что экономические утраты для ЕС навряд ли окажутся существенными. «Рассматривать Украину как неплохой рынок сбыта можно лишь с натяжкой, большая часть украинцев, напротив, рассчитывало отыскать работу в ЕС. Так что в экономических плюсах от объединения ЕС могло рассчитывать лишь на российский рынок. В критериях, когда Россия показала, что она практически введет санкции в отношении Украины и закроет границу, все экономические расчеты ЕС теряли смысл», - говорит эксперт.

При всем этом он считает, что опыт освоения ЕС восточно-европейских государств не отдал для «старых» членов союза ощутимых экономических выгод. «Единственное правительство, которое было экономически принципиально для ЕС, - это Польша. Но поляки защитили собственный внутренний рынок, прикрывшись от европейцев стратегическим партнерством с США. Остальные страны: Чехия, Венгрия, Словакия - были мелочью с экономической точки зрения для ЕС, их вступление лишь укрепляло политический престиж ЕС», - считает Евстафьев. Тем более, политические утраты ЕС от такового развития событий Евстафьев считает чрезвычайно важными.

«Европейские элиты исходили из того, что они априори посильнее России, принимали нашу страну как правительство, которое вот-вот обязано было развалиться. И здесь Россия выигрывает. Это может привести к брожению элит в ЕС, в каком ранее никто не выступал против курса Ангелы Меркель», - считает Евстафьев.

Опосля такового поражение полностью может быть возобновление дискуссии в Европе по стратегическим положениям развития, считает он. Начальник отдела управления инвестициями и аналитической поддержки ИФК «Солид» Миша Королюк соглашается, что конкретно негативных эффектов на экономику Еврозоны этот провал не воздействует.

«Речь идет о имиджевом поражении, укладывающимся в тренд понижения привлекательности Евросоюза. Главные эффекты будут политические - повышение популярности евроскептиков ("видите, не только лишь мы сомневаемся в привлекательности Евросоюза"), понижение влиятельности, пусть и незначимое, тех еврочиновников, кто активно занимался сиим проектом», - говорит он.

Отказ от подписания соглашения с Украиной - большой проигрыш для Евросоюза, признает экономист The Vienna Institute for International Economic Studies Петр Хавлик. Вообщем, он добавляет, что по сути страны ЕС с осторожностью относятся к интеграции с Украиной. Германия, Франция и Англия боятся притока иностранной рабочей силы из Украины, которая может серьезно воздействовать на национальные экономики и соц благополучие государств, отмечает он.

В данной связи специалисты выражают мировоззрение, что Евросоюзу, быстрее, важнее повредить связи России и Украины, чем встроить Украину в ЕС. Две страны, невзирая на 20 лет раздельного проживания, соединены еще очень тесновато для 2-ух «независимых» стран.

«Экономические преференции ЕС, которые раскрывались перед Киевом, были не так заманчивы, как сотрудничество с Россией. Товарооборот меж Россией и Украиной превосходит $50 миллиардов, и на Москву приходится практически третья часть всего внешнеторгового оборота Киева.

Кроме газа, Украина завязана на Россию переработкой нефти, который местные власти опять желают запустить. Евросоюз мотивирует Украину в основном политическими предложениями, которых для части местного истеблишмента оказалось недостаточно», - комментирует управляющий директор «БКС Форекс» Павел Андреев.