Депутат из ФРГ не знает, обращался ли Сноуден к иным странам

Прокуратура предъявила обвинение главе Федерации Боснии и Герцеговины

Германский журнальчик "Шпигель" опубликовал манифест Сноудена

Журнальчик «Шпигель» публикует его маленькое письмо под заголовком «Манифестом в защиту истины». На этот раз Сноуден недвусмысленно раздает всем причастным к скандалу сестрам по серьгам, называя главными виновниками и зачинщиками глобального кибершпионажа Англию и США.

«To whom it may concern», - начинается 1-ое письмо, которое Сноуден передал в четверг депутату бундестага Хансу-Кристиану Штребеле. По-русски это значит: «В компетентные инстанции». В практически бюрократически звучащих фразах Сноуден намекает, что он с наслаждением мог бы отдать свои показания в Германии либо хоть какой иной стране, которые были затронуты шпионажем АНБ.

1-ое письмо Сноудена вызвало в ФРГ дебаты о необходимости предоставить ему политическое убежище либо обеспечить защиту очевидца для поездки в Германию в целях дачи показаний в бундестаге. Почти все германские политики аргументируют, что награды этого человека перед ФРГ необычайно высоки и страна обязана защитить его, даже ежели она столкнется с недовольством американцев. В пятницу - день, когда депутат Штребеле представил общественности 1-ое письмо, Сноуден уже написал 2-ое. В нем он отыскал наиболее определенные слова для того, чтоб обрисовать сложившуюся ситуацию и выразить свое мировоззрение о событиях вокруг скандала с АНБ.

Поначалу он говорит о «уголовных програмках прослушки» и все наиболее укрепляющейся власти спецслужб, которые пробуют избежать публичного контроля. Сноуден именует АНБ и Управление правительственной связи Англии (GCHQ) «самыми злобными преступниками», призывая, тем более, не упускать из виду, что «массовая прослушка - это глобальная неувязка, для которой необходимы глобальные решения».

Дальше Сноуден делает упор на пагубности массового шпионажа сначала для людей, конституционные права которых попираются правительствами, запускающих и поддерживающих кибер-спецслужбы: «Подобные программы представляют собой не только лишь опасность для личной жизни людей, да и для свободы мнений и открытого общества. Существование шпионских технологий не обязано определяться политиками». При всем этом Сноуден подчеркивает, что шпионаж не должен пониматься как южноамериканская либо английская неувязка.

Прошлый сотрудник АНБ добавляет: «На нас лежит моральная обязанность позаботиться о том, чтоб при помощи наших законов и наших ценностей поставить границы шпионским програмкам и защитить права человека». Общество, по мнению бывшего сотрудника АНБ, может лучше обдумывать и контролировать эти трудности методом открытой основанной на фактах дискуссии.

Потом Сноуден направляет собственный гнев против Англии и США, но, не называя их впрямую: «В начале некие правительства, которые опростоволосились опосля того, как были раскрыты их системы массового шпионажа, инициировали беспримерную кампанию по преследованию неугодных, которая была призвана подавить дискуссии. Они устрашали журналистов и ставили обнародование истины на одну планку с уголовными преступлениями».

По сути, в особенности в Англии, огромная шпионская программа которой под заглавием «Темпора» была вскрыта Сноуденом, против журналистов и СМИ стали раздаваться опасности. Премьер-министр Дэвид Кэмерон прямо грозил газете «Гардиан», ежели она будет публиковать новейшие разоблачения: «Если вы не будете действовать с чувством ответственности, для правительства будет чрезвычайно трудно не начать определенные действия». В США представители спецслужб и политики не переставали клеймить Сноудена.

«В это время общественность еще не могла осознать пользу этого разоблачения. Она положилась на то, что правительства воспримут правильные решения, - продолжает Сноуден. - Сейчас мы осознаем, что это было ошибкой и что такие деяния были ориентированы против интересов общественности. Дебаты, которые эти правительства желали предотвратить, ведутся сейчас по всему миру».

Посетивший Сноудена в Москве депутат бундестага Ханс-Кристиан Штребеле, в свою очередь, отдал осознать на пресс-конференции перед германскими и иностранными журналистами, что, осуждая бывшего сотрудника АНБ, нужно положить на чашу весов его заслугу в разоблачении шпионажа, нарушающего свободу и права человека. Хотя Сноуден сделал уголовное грех, по мнению Штребеле, его мотив был благороден, так как он стремился к разоблачению еще больше томных уголовных преступлений.

Сноуден продолжает в собственном письме: «Вместо того чтоб нанести предстоящий вред, это разоблачение сейчас принесет явную пользу обществу, так как им будут вызваны политические и законодательные реформы, также реформы контрольных органов».

В собственном манифесте Сноуден призывает всех к сознательному противоборству: «Граждане должны биться против того, чтоб информация огромного публичного значения не замалчивалась. Тот, кто открывает истину, не совершает преступлений».